Спасению Кипра мешает конституция

30.10.2012
Списание средств частных вкладчиков кипрских банков для спасения Кипра остановлено местным судом. Судьбу денег решит верховный суд

Верховный суд Кипра решит, позволяет ли конституция Кипра забрать средства со счетов в Bank of Cyprus и Laiki без справедливой компенсации, согласованной с клиентами банка или назначенной судом, сообщил кипрский адвокат Стелиос Американос, предоставивший и определение суда. Решения сегодня не вынесут, оно ожидается позже, замечает адвокат.

Верховный суд Кипра не только рассматривает апелляции на решения окружных судов (их четыре), но и проверяет законы на соответствие конституции.

Списание средств в пользу банков — результат договоренности Кипра с тройкой кредиторов — ЕС, Европейским ЦБ и МВФ. Одобрив этот шаг, Кипр получил в кредит 10 млрд евро и спасся от дефолта. Но для клиентов Bank of Cyprus это означает изъятие до 60% средств со счетов свыше 100 000 евро и только 22,5% из них будут переведены в акции банка класса А, позволяющие получать дивиденды и голосовать, следует из разъяснений ЦБ Кипра. Остальные средства переведут в бумаги более низких классов. Клиенты Lаiki пока теряют все свыше 100 000 евро.

По словам Американоса, окружной суд Никосии еще 29 марта вынес промежуточный судебный запрет на изъятие средств с депозита его клиента в Bank of Cyprus (имя клиента и судебный акт он не раскрывает). Запрет адресован Диносу Христофидису, специальному управляющему банка, и ЦБ Кипра. Запрет действует, пока компетентный суд не определит справедливую компенсацию либо не вынесет другого приказа. Суд согласился, что действия властей не соответствуют конституции Кипра и первому протоколу к Европейской конвенции по правам человека (отчуждение собственности без справедливой компенсации запрещено), говорит Американос: вкладчики фактически не получили ничего взамен. В Bank of Cyprus на запрос «Ведомостей» не ответили.

Подано более 50 таких исков, утверждает Американос: верховный суд решил рассмотреть все их скопом, когда разберется с конституционностью антикризисных законов.

Из определения верховного суда следует, что до рассмотрения им вопроса конституционности мер правительства любое воздействие на счета должно быть приостановлено. В верховном суде Кипра на запрос «Ведомостей» не ответили.

Два юридических консультанта и два топ-менеджера российских компаний сказали «Ведомостям», что получали электронную рассылку с такой новостью, но не уверены, что это правда, а не пиар адвокатов (письмо, в частности, от Американоса есть у «Ведомостей»). Российский финансист, у которого на Кипре застряло более 100 млн евро, не слышал о таких решениях судов: «В Bank of Cyprus у меня только около 1 млн евро, на них махнул рукой, в Laiki, к счастью, ничего нет». Сейчас он поглощен выводом средств небольшими транзакциями (до 200 000 евро) из банка Hellenic.

Банкир, у компании которого заморожены на Кипре несколько миллионов евро, в том числе в Bank of Сyprus, позитивно воспринял новость, но подождет подавать иск до решения верховного суда: «Слабо верится, что судьи сорвут планы правительства».

Принудительный обмен денег на ничего не стоящие акции, конечно, нарушение прав, но оно санкционировано законом «Об оздоровлении кредитных и иных институтов», замечает партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. Многие кипрские адвокаты уже открыли новый бизнес по обращению в суды за защитой прав вкладчиков и истребованием справедливой компенсации, замечает он, но для клиентов это бесперспективный путь, который тем не менее может дать шанс в Европейском суде по правам человека — на основании Европейской конвенции о защите прав и оcновных свобод человека.

Письма с предложением помочь российским предпринимателям вернуть деньги, используя договор с Кипром о взаимной защите инвестиций (от 1997 г., не ратифицирован Россией), рассылает немецкая юрфирма Heuking Kuhn Luer Wojtek (письмо пришло и в «Ведомости»). Российские инвесторы могут подать иск к Кипру в ЕСПЧ, если им откажут все кипрские суды, замечает Арно Гильдемейстер из Heuking Kuhn Luer Wojtek, но компенсация от ЕСПЧ обычно гораздо ниже, чем рыночная оценка инвестиций.

В подготовке статьи участвовали Мария Амирджанян, Татьяна Воронова